Announcement

Collapse
No announcement yet.

Человек Ренессанса - Александр Адабашьян

Collapse
X
 
  • Filter
  • Time
  • Show
Clear All
new posts

  • кино Человек Ренессанса - Александр Адабашьян

    Человек Ренессанса



    Для встречи с этим героем поводов всегда хватает. Кажется даже, что и герой-то не один, а целая команда.
    У художника Александра Адабашьяна состоялась очередная выставка.
    Актер Александр Адабашьян сыграл незадачливого любовника и партработника в картине Никиты Михалкова "Утомленные солнцем-2: Предстояние".
    Летом выйдет на экраны "артхаусный триллер" Анны Чернаковой "Смерть в пенсне, или Наш Чехов", где Адабашьян - соавтор сценария и художник-постановщик. Алексей Герман предложил Адабашьяну озвучить закадровый текст в фильме "Трудно быть богом". А вы говорите: "Овсянка, сэр"...

    Известия: Что стоит за вашим ускользанием из профессии в профессию?

    Александр Адабашьян: Если долго занимаешься чем-то одним, это становится рутиной, ремеслом. У меня был период, когда я снимался одновременно в трех картинах. В какой-то момент, когда утром позвонила ассистентка и сказала: "У вас сегодня съемка, эпизод 35", я с ужасом понял, что не помню, о какой картине речь. И окольными путями начал выяснять. Неудобно было спросить в лоб: "А что это за картина?". Тогда я понял, что надо завязывать. И развернулся на сто восемьдесят градусов - оформил как дизайнер три или четыре ресторана. Совершенно другая среда, другие люди, другие разговоры: прорабы, строительные смеси, где покупать... Потом и там стало скучно. А мне важен адреналин, который возникает, когда я делаю что-то новое. Поставить "Бориса Годунова" в Мариинском театре за двенадцать дней - разве это не интересно? Авантюра стопроцентная. Последнюю сцену репетировали, когда уже зрителей в зал пустили. А когда Валерий Гергиев предложил мне перенести "Хованщину" на сцену "Ла Скала" - как я мог отказаться? Одно то, что тебя называют "маэстро"... Там двух людей так называют - дирижера и режиссера. В театральном буфете: "Маэстро, вам кофе с молоком, как обычно?"... Потом и эта радость становится какой-то несвежей. И опять надо искать, чем заняться.

    И: Абсолютные противопоказания у вас есть? "Вот этот род деятельности - ни за какие коврижки!"

    Адабашьян: Любая общественная деятельность всегда вызывала у меня священный ужас. Как и занятия режиссурой, честно говоря. Ибо это не профессия, а склад характера. Я как художник работал с разными режиссерами и всегда утыкался в одно и то же. "Мне надо для этого кадра срубить дерево". Да ты лучше камеру в другое место переставь! Дерево сто лет росло, а твою картину через десять лет кто вспомнит?! И все-таки ощущение, что благодаря тебе мир наконец-то прозреет, абсолютно необходимо для занятий режиссурой.

    И: Вы сказали как-то, что на съемочной площадке должен быть только один гений - режиссер. Но сами в этом качестве выступали редко...

    Адабашьян: Считаю себя автором одной картины - "Мадо, до востребования".

    И: И что, нет ни обиды, ни ревности? Почему вы отказываете себе в праве считаться гением?

    Адабашьян: Надо иметь о собственной персоне реальное представление. Я человек средних способностей.

    И: Неужели?

    Адабашьян: Все зависит от точки отсчета. Если ходить на выставки современного искусства, можно уверовать, что в живописи и в графике я Леонардо. Если смотреть сериалы, то я и актер потрясающий. А уж сценарист... Но перечитай Толстого или Чехова в очередной раз - сразу поймешь, каков уровень твоего сценарного мастерства. Или пересмотри Феллини - и успокойся по поводу своей режиссуры. Камертон должен быть. Это, конечно, мешает самооценке, осознанию собственного величия, зато очень помогает жить.

    И: Какое место занимает в вашей жизни мужская дружба?

    Адабашьян: Можно сказать, основополагающее. Их очень немного - людей, которых я могу назвать друзьями. Два-три человека. Точно знаю, что на них можно положиться, и они, надеюсь, то же самое думают обо мне. Хотя, чем дальше живу, тем легче мне и комфортнее в полном одиночестве.

    И: Давно хочу спросить: невыносимо смешная история, которую любит рассказывать Михалков, - про то, как группа "Рабы любви" возвращалась со съемок и посреди ночи вы отправились, пардон, в туалет голым и в ботинках Михалкова, а, возвращаясь обратно, забрели в чужое купе... - это всё правда?

    Адабашьян: Поход голым в его ботинках - правда. Остальное - нет. Просто, идя обратно, я на секунду понял, что не помню, какое у нас купе. Стоял голый в коридоре и живо представил себе, как я сейчас открою дверь, войду, лягу на полку и вдруг окажется, что там спит какая-то тетка, а напротив - ее муж. Она завизжит, он включит свет, а тут маленький голый армянин в огромных башмаках... Никита абсолютно прав, что рассказывает это как свершившийся факт - такие истории надо доводить до логического конца. А проснулся он от того, что я сидел на своей полке, представляя, как всё могло быть, и неудержимо хихикал...

    И: Бурная у вас была молодость.

    Адабашьян: Ну, это разве бурная! Случались куда более яркие события.

    И: Пили много, как я понимаю.

    Адабашьян: Пили много и весело. Сейчас уже пить не хочется, потому что веселья от этого никакого. А тогда пили много и замечательно валяли дурака. Когда мы для той же "Рабы любви" выбирали натуру в Одессе, остановились в гостинице "Красная" - втроем в одном люксе. Через пару дней все номера вокруг нашего выселили. Хотя надо было выселить нас - вся гостиница на ушах стояла...

    И: Да, веселья с тех пор поубавилось... Как вам критические отклики на "Предстояние"?

    Адабашьян: Заметьте, что простые граждане, говоря о картине, точку зрения свою стараются аргументировать. А критики толпой, подбадривая друг друга, соревнуются в том, кто выругается подлиннее и позабористее.

    "Предстояние" - мощный, глубокий, серьезный фильм. Мы видим перевернутый мир, где полюса добра и зла меняются местами и где, тем не менее, проходит молодость целого поколения. Это, если хотите, интонация солженицынского "Ивана Денисовича", где ад бытия есть единственная форма этого бытия и люди проживают в нем день за днем, неделю за неделей, год за годом...

    И: Вы утверждаете, что бежите от всякой общественной деятельности как от огня, а беседуем мы с вами на собрании московского отделения Союза кинематографистов. Зачем вы сюда пришли? Вам не безразлично, будет съезд - не будет съезда, примут новый Устав - не примут?

    Адабашьян: Меня чисто по-человечески возмущает очередная затеянная в Союзе революция.

    И: Вам в принципе революции не симпатичны или эта конкретно?

    Адабашьян: И в принципе, и конкретно. Все, что я знаю про эту революцию, - "Нам не нравится". А что вам нравится? Вот за это я всегда терпеть не мог сначала диссидентов, потом либералов. Что бы ни сделала власть, на любое "да" у них находится свое "нет". А ваше "да" какое?

    И: Вам не мешала в советские времена ваша неприязнь к диссидентам? Как выживалось при этом в интеллигентской среде?

    Адабашьян: Очень спокойно. Вот пришел я на открытие шашлычной "Антисоветская", потому что ее оформлял мой сокурсник Игорь Макаров. Все собравшиеся рассказывали, какая на этом месте при советской власти шла подпольная борьба. А когда мне дали слово, я сказал: "Я довольно долго жил напротив этой шашлычной - со старших классов школы и до второго курса института, до ухода в армию. Частенько сюда заглядывал на предмет поесть, но понятия не имел, что здесь идет борьба". Очень им это не понравилось...

    Школьниками мы слушали разные "голоса" по радио. Это было время так называемой "оттепели". Потом сбили самолет-нарушитель U-2 под Свердловском. А у нас в классе был мальчик Паша, у него папа работал в каких-то секретных сферах. И Паша потихоньку нам рассказал, что летчик жив. Мы ему, конечно, не поверили, активно слушали "голоса" - там выступал командир этого летчика, который говорил, что это была метеорологическая служба и самолет увлекло воздушным течением... Выступали коллеги по работе, вдова, чуть ли не школьная учительница. И все со слезой твердили: это был сугубо гражданский человек, его волновали природа, экология. Гнев поднимался внутри - ну, просто святого убили. Летел ангел, а мы его грохнули... Потом проходит три дня, и бац - летчик живой, дает интервью, сидит в военной форме на фоне обломков самолета и рассказывает о своем задании. Опять включаю "голоса" - ни звука на эту тему. Я понял, что врут все - и здесь, и там. Доверия нет ни тем, ни этим, нужно жить своей головой. А потом, по мере взросления и озираясь по сторонам, я пришел к мысли, что в мире идет Третья мировая война. Только в розницу.

    И: Что вы имеете в виду?

    Адабашьян: Эпидемию насилия. У Пирогова есть замечательная фраза, что война - это эпидемия травматизма.

    И: Узкоспециальный взгляд на предмет.

    Адабашьян: А с точки зрения обывателя, война - это эпидемия насилия. Как и всякая другая эпидемия, она возникает вдруг. Дальше, уже задним числом, придумываются оправдания: где-то избрали не того правителя, а какой-то стране не хватало пахотных земель. Возьмите войну 1812 года. Тогда не было ни телевидения, ни прессы в ее нынешнем понимании, нельзя было массированно воздействовать на людей средствами пропаганды. И вдруг почему-то прекрасные тихие французы бегут за маленьким лейтенантиком через всю Европу, врываются в Россию, о существовании которой многие из них и не знали, грабят, убивают, потом их оттуда гонят...

    И: Но у всякой эпидемии есть какой-то возбудитель - чумная палочка, например. По-вашему, существует вирус насилия? Наполеон заразился первым и заразил остальных?

    Адабашьян: Всегда появляется какой-то самый активный носитель. Гитлер ли это, Наполеон, Саакашвили... Тот, в чьем организме вирус насилия начинает бурно размножаться. Единственный способ борьбы с этим - личная гигиена. Не есть с чужих тарелок, не лизать чужих рук и задниц, не ходить толпами.

    И: Не петь хором.

    Адабашьян: Да, особенно песни социального содержания. Только так можно выжить.

    И: Но так можно оказаться в числе жертв насилия.

    Адабашьян: Все равно, самое главное - ты не будешь сам принимать участия в насилии. Если выживешь, тебе не будет мучительно больно от того, что ты бежал по какой-то чужой стране с автоматом наперевес и с горящими глазами, думая, что ты несешь туда демократию и процветание.

    И: Помню, вы признавались, что, получив новый сценарий, автоматически отказываетесь, если в названии будущего фильма есть слова "бандитский", "менты", "олигарх"... А каких еще героев для кинематографа может предложить современная Россия? Про кого снимать фильмы?

    Адабашьян: Про обычных людей. Желательно - живущих в провинции. Картины про Москву теперь одинаковые, как под копирку, и не интересные. Все эти страдания крупных менеджеров в роскошных интерьерах никому не нужны. А как живет и выживает провинция, очень интересно. В последнее время я довольно много поездил по стране. Когда ты видишь поля, где березы выше человеческого роста, - поля, на которых лет десять уже ничего не сеют... Народ продолжает не жить, а существовать, постепенно вымирая целыми деревнями, целыми областями. При этом все время идут разговоры, сколько нужно денег сельскому хозяйству... Главное, воли к жизни нет у людей. Едешь по той же Белоруссии - ухоженные дома, аккуратные заборы. А здесь кто мешает забор поправить вместо того, чтобы ставить ржавую спинку от больничной кровати?..

    И: У нас ведь немало фильмов о провинции, и в основном это грязь, ужас, смрад.

    Адабашьян: Понимаете, есть понятие "шоковая терапия", а есть - "шоковая диагностика". То, чем занимался Говорухин в фильме "Так жить нельзя", - это, по-моему, шоковая диагностика. Она неконструктивна. Если больного посадить напротив и рассказать ему, чем кончится его болезнь, как он умрет и будет разлагаться, как черви сначала съедят мягкие ткани, потом кости начнут осыпаться...

    И: Чтобы результаты были конструктивными - в кино, в частности, нужно любить то, о чем снимаешь. Чтобы любить, надо знать. А как узнать нынешнюю Россию? Лицо ее настолько расплывчато и неопределенно... Нет четкого образа или, если хотите, устойчивого мифа.

    Адабашьян: Это интересная тема - мифология в кино. В том-то и проблема, что у русского кинематографа нет своего мифа. Наше желание понравиться носителям либеральных ценностей заставляет нас работать на тот миф о России, который существует в мире и который надо поддерживать. А именно: непредсказуемая варварская страна владеет колоссальной и богатой территорией, которой совершенно не умеет пользоваться. Эти разговоры никогда не затихнут: "Мы живем в маленьких однокомнатных квартирках, и у нас повсюду цветочки, а у них огромные апартаменты, которые они загадили. Надо бы их выселить"...

    И: Подобные разговоры обычно заканчиваются по примеру гостиницы "Красная": всех вокруг выселяют, а мы остаемся.

    Адабашьян: Ну, будем надеяться.

    Елена Ямпольская
    30.04.10
    Last edited by KRSD; 09-10-2010, 07:43 AM.
    sigpic

  • #2
    Re: Человек Ренессанса - Александр Адабашьян

    Неожиданное интервью с А.Адабашьяном на политическую тему.
    Не со всем согласен (по Олимпиаде в частности), но в данном случае интересно не мое мнение, а его.
    Прочитал с интересом.

    Александр Адабашьян: крики «Долой!» - это не призыв к диалогу


    sigpic

    Comment

    Working...
    X